Античная философия

Алкиной

Алкиной
АЛКИНОЙ
АЛКИНОЙ Ἀλκίνους) (2-Я ПОЛ. 2 в. н. э.?), автор написанного по-гречески сочинения, известного как «Учебник» или «Сводка платоновской философии» (варианты названия: Ἀλκινόου Διδασκαλικὸς τῶν Πλάτωνος δογμάτων — Parisinus gr. 1962, Pinax, f. 146V и начало текста, f. 147r; Ἀλκινόου Ἐπίτομὴ τῶν Πλάτωνος δογμάτων — там же, в конце текста, f. 175Г). Вероятно, философ-платоник (ср. Phot. Cod. 48, p. 11Ы9 Bekker), что предполагается темой и общим подходом сочинения и объясняет антистоический характер ряда пассажей; но, может быть, и стоик (ср. некоего Алкиноя Стоика, упоминаемого Филостратом: V. Soph. 1, 528. 21), что давало бы дополнительное объяснение стоическим элементам при изложении платонизма.
Биографических сведений об А. нет, датировка условна: XII глава «Учебника» А. начинается фрагментом, который Евсевий (Eus. Pr. Εν. XI 23, 3-6; ср. Stob. I 12, 2а, р. 330 Wachsm.) приводит с указанием: «из "О мнениях Платона" Дидима»; на основе отождествления автора данной сводки и придворного философа имп. Августа Ария Дидима предполагалось, что эпоха Августа - terminus post quem для нашего «Учебника»; однако в работе Göransson 1995 традиционное отождествление доксографа Ария Дидима с придворным философом имп. Августа и тем самым датировка его фрагментов поставлена под сомнение; J. Whittaker усматривает параллели с Филоном Александрийским', в то же время автор текста очевидно не знает Плотина. По своему характеру текст, скорее всего, написан после Плутарха Херонейского и относится ко 2-й пол. 2 в. н. э., т. е. примерно к тому времени, когда была написана сводка Апулея «Платон и его учение», читал свои популярные лекции платоник Максим Тирский и уже был развит и достаточно широко известен школьный аристотелизм.
После работы Freudenthal J. Der Platoniker Albinos und der falsche Alkinoos (В., 1879), где Ἀλκινόου объявлялось ошибкой переписчика в написании имени Ἀλβίνου, никому не известный А. в течение почти века отождествлялся с Альбином и причислялся к т. н. «школе Гая» (ср. Sinko T. De Apulei et Albini doctrinae Platonicae adumbratione. Krakow, 1905). Но после работ Giusta 1960-1961, Whittaker 1974 и др. вплоть до издания греческого текста «Учебника» в 1990 в Collection Budé, это отождествление было отвергнуто как по соображениям палеографическим, так и на основе сопоставления позиции Альбина с позицией «Учебника».
«Учебник» представляет собой искусную мозаику из платоновских и аристотелевских текстов. Как и Альбин во «Введении», А. начинает изложение с описания качеств, необходимых философу, к числу которых, в согласии с Платоном, относит прежде всего сочетание природной одаренности и хорошего воспитания (I, 152. 8-9 Hermann, пагинацию которого воспроизводит в своем издании J. Whittaker): от природы философу должны быть свойственны справедливость, любовь к истине, достоинство и отсутствие мелочности, скромность, а также хорошая восприимчивость и память; воспитание должно развить эти задатки в добродетели и приобщить к созерцательной жизни. А. подчеркивает, что к практической жизни философ обращается поневоле: ровно постольку, поскольку замечает в ней неблагополучия, которые он своим вмешательством может исправить (III, 153. 23-24).
«Учебник» представляет традицию эклектического платонизма, признающего аристотелевскую логику и ряд стоических положений, что проявляется уже в порядке изложения: А. делит философию (III, 153. 25 sq.) на теоретическую, куда включается теология, физика и математика (153. 43-154.5), практическую, включающую этику, экономику и политику (153. 38-42) и диалектическую, части которой - диэретика, искусство определения, индукция и силлогизм во всем его разнообразии (153. 30-38).
А. начинает изложение диалектики с учения о критерии (IV, 154. ΙΟΙ 8), который оказывается двояким: судит в нас, во-первых, ум - источник суждения (τὸ ὑφ' οὗ, ὁ ἐν ἡμῖν νοῦς), а во-вторых, — разум - данная нам от природы способность устанавливать истину и ложь (τὸ δι' οὗ ὂργανον φυσικόν κριτικόν, ὁ λόγος φυσικός). Этот разум также двояк (154. 21—32): ОДИН связан С умопостигаемым, и ЭТО - знание (ἐπιστήμη, ἐπιστημονικὸς λόγος), другой - с чувственно воспринимаемым, это - мнение (δόξα, δοξαστικός <λόγος>). Затем (154. 32 sq.) А. переходит к мышлению и чувственному восприятию, памяти, природным понятиям (ἒννοια φυσική), сочетая аристотелевскую и послеаристотелевскую схоластику с платоновскими формулами.
Платоновское понимание диалектики как усмотрения сущности каждой вещи (V, 156.25, ср. Plat. Phaedr. 237сЗ) сочетается с аристотелевским учением о силлогизме и его фигурах (158. 20-22, ср. Arist. An. Pr. 1,24b 18-20) и принятым стоиками (восходящим к Теофрасту, ср. fr. 29-30 Graeser) делением силлогизма на категорический, гипотетический и смешанный (158.23-27). Чтобы подкрепить законность рассмотрения послеплатоновской логики в курсе платонизма, примеры силлогизмов приводятся из Платона (из «Парменида», «Федона», «Алкивиада I»), софизмов - из «Евтидема» (158. 38-159. 42).
Переходя от диалектики к теоретической философии, А. начинает с математики. В отличие от диалектики математические дисциплины не суть науки, имеющие дело с первыми началами, но все же они выше мнения, имеющего дело с телами: в согласии с Платоном, они принадлежат сфере рассудка (διἀνοια) и только грезят о сущем (VII, 162. 5, 15-17, ср. Plat. Resp. 533cl).
В соответствии с «Тимеем» излагается возникновение космоса и человека, причем А. начинает с первых начал, которых признает три: материю; образец, или идеи; и отца и причину, или творца всего, или бога. В изложении начал также дает себя знать эклектический характер «Учебника»: материя -как у стоиков - оказывается бескачественной (ἄποιος, VIII, 162. 41 - традиция применения этого понятия к платоновскому учению о материи очевидна уже у Плутарха; см., напр., De an. proer. 1015all; ср. [Plut.] Plac. 882c9), при этом она - ни тело, ни бестелесное, но тело в потенции: в соответствии с Аристотелем, А. сравнивает ее с медью - «статуей в потенции» (163. 7-10).
Идея определяется как «вечный образец естественных вещей» (IX, 163. 23-24) в соответствии с Ксенократом (фрг. 30 Heinze), a также (163. ΜΙ 7) как мысль бога, первое умопостигаемое для нас, мера материи, образец здешнего мира, а рассматриваемая сама по себе она есть сущность.
Бог определяется как аристотелевский неподвижный первый ум, движущий все как предмет желания и являющийся причиной того, что действует ум целокупного неба (X, 164. 20-27). А. стремится ввести в поле зрения платоновское определение высшего бога и блага как солнца умопостигаемого мира (164. 24 и 39; ср. Plat. Resp. 580al 1 sq.), но платоновской четкости ему достичь не удается: его бог, будучи благом, остается умом и сущностью (164. 35: οὐσιότης), и формула «благо не сущность, но по ту сторону сущности» (Plat. Resp. 5Q9b8-9) для него еще не актуальна. И хотя бог - демиург, А. не признает возникновения мира во времени (169. 32—34).
А. четко противопоставляет ум, целиком связанный со сферой умопостигаемого и вечного, и душу, с помощью которой бог сделал этот чувственно воспринимаемый мир живым и мыслящим (XIV, 169. 43^4; ср. Plat. Tim. 30b6-8). В соответствии с тем же «Тимеем» (42е8 sq.), меньшие боги создают человека, влагая и ему бессмертную душу, но не избавляя его от двойственности поведения, обусловленного аффектами, которым подвержена душа одушевленного тела: три ее начала - вожделеющее, аффективное (страстное) и разумное - борются между собой. В связи с рассмотрением этой борьбы А. рассматривает этику.
В области этики А. в согласии по стоиками рассуждает о том, что одной добродетели достаточно для счастья, и о взаимообусловленности (ἀνθακολουθία) добродетелей (XXVII, 180. 40-41, XXIX, 183. 3), опирается на ряд аристотелевских представлений (напр., о дружбе - XXXIII, 187. 11-14, ср. Arist. Ε. N. 1155b 33-34), и пр. Учение о государстве излагается на основе «Государства» кратко и вполне отвлеченно: бури 1-2 вв. не вошли в поле зрения нашего философа.
А. не принадлежал к представительным и сильным фигурам т. н. Среднего платонизма: его не читал Плотин, и позднейшие платоники на него не ссылаются; но школьная сводка платонизма А. оказалась одним из авторитетных текстов для возрожденских мыслителей и новоевропейской традиции: первый лат. пер. «Учебника» был сделан Пьетро Бальби в 1460, впоследствии посвящен кардиналу Николаю из Кузы и издавался полностью в 1469 (Рим), 1488 (Виченца), 1493 (Венеция), 1497 (Милан) и частично в 1472 (Нюрнберг). В 1464 появился лат. пер. Марсилио Фичино, имевший хождение в рукописях и неоднократно издававшийся начиная с 1497 (Флоренция). Впоследствии появились новые латинские переводы (Дени Ламбена, Даниила Гейнсия и др.) и переводы «Учебника» на современные европейские языки: Th. Stanley (1656), George Burges (1854), R. Ε. Witt (1934 - неопубликованная часть докторской диссертации); франц. -J.-J. Combes-Dounous (1800), P. Louis (1945, 1990); итал. - G. Invernizzi (1976); рус. - Ю. А. Шичалин (1995).
Текст и осн. перев.: Alcinoos. Enseignement des doctrines de Platon. Introduction, texte et. et comm. par J. Wittaker et trad, par P. Louis. P., 1990; Alcinous. The Handbook of Platonism. Transi, with introd. and comm. by J. Dillon. Oxf., 1993; Ллкиной. Учебник платоновской философии. Пер. Ю. А. Шичалина, - Платон. Собрание соч.: В 4 т. Т. 4. М., 1994, с. 625-663.
Лит.: GiustaM. Ἀλβίνου Ἐπιτομή е Ἀλκινόου Διδασκαλικός? - ΑΑΤ 95, 1960-1961, ρ. 167-194; WhittakerJ. Parisinus gr. 1962 and the writings of Albinus, - Phoenix 28, 1974, p. 325-330; Göransson T. Albinus, Alcinous, Arius Didymus. Göteb., 1995.
Библ.: Deitz L. Bibliographie du platonisme impérial antérieur à Plotin: 1926-1986, -ANRWII36, 1, 1987, p. 136-137.
Ю. А. ШИЧАЛИН
Античная философия: Энциклопедический словарь. — М.: Прогресс-Традиция 2008

См. также `Алкиной` в других словарях
Алкиной
   Мифический царь феаков на острове Схерия, внук Посейдона, муж Ареты. Он принимает в своем роскошном дворце Одиссея и выслушивает историю его странствий, затем великодушно снаряжает корабль, который вскоре доставил Одиссея на родину, что было нарушением воли Посейдона: в наказание тот превратил в скалу возвратившийся корабль феаков. Согласно более ранней легенде, Алкиной гостеприимно принимал у себя аргонавтов на их обратном пути из Колхиды и отказался выдать Медею, бежавшую с Ясоном, посланникам ее отца, царя Ээта.
   (Современный словарь-справочник: Античный мир. Cост. М.И.Умнов. М.: Олимп, АСТ, 2000)

Античный мир. ...

Алкиной
(Άλκίνοος) — упоминаемое в "Одиссее" имя царя богатых мореходцев феакийцев на острове Схерии, внука Посейдона и сына Навзифоя. От жены своей Ареты, дочери брата его Рексенора, он имел пять сыновей и дочь Навзикаю (см. это сл.). Когда потерпевший на пути с острова Калипсо кораблекрушение Одиссей высадился на Схерии, то Навзикая ввела его в роскошный, окруженный прекрасными садами дворец А., который в честь гостя устроил блестящее торжество; во время пира Одиссей рассказывает о своих злоключениях, и затем А., богато одарив его, отпускает на родину. По рассказу Аполлония, и аргонавты также были приняты гостеприимно А., когда они, возвращаясь из Колхиды, высадились на его острове. Когда по совету Ареты Язон поспешил женитьбой на Медее, А. защищает их от преследований колхидцев. На ос...
(Alcinous, Αλχίνοος). Мудрый царь феаков на мифическом острове Схерии. Он радушно принял Одиссея, потерпевшего крушение, который рассказал ему о своих похождениях. Он же принимает к себе аргонавтов и защищает Медею от преследующих ее колхидцев.(Источник: «Краткий словарь мифологии и древностей». М.Корш. Санкт-Петербург, издание А. С. Суворина, 1894.)
1. В греческой мифологии (у Гомера) мудрый царь феаков, внук Посейдона, супруг Ареты, отец Навсикаи.
Алкиной в греческой мифологии (у Гомера) мудрый царь феаков, внук Посейдона, супруг Ареты, отец Навсикаи. Во дворце Алкиноя гостил Одиссей на пути в Итаку. Оказал также помощь Ясону и Медее.
АЛКИНОЙ - в греческой мифологии (у Гомера) мудрый царь феаков, внук Посейдона, супруг Ареты, отец Навсикаи. Во дворце Алкиноя гостил Одиссей на пути в Итаку. Оказал также помощь Ясону и Медее.
АЛКИНОЙ
АЛКИНОЙ
    АЛКИНОЙ (\'Αλκίνοος) (сер. 2 в. н. э.?)- греческий философ-платоник, автор сочинения “Учебник платоновской философии”. Биографических сведений о нем нет. Датировка условна (после Ария Дидима, цитата из которого начинает XII главу “Учебника” Алкиноя, и до Плотина). После работы Ю. Фрейденталя (J. Freudenthai, 1879)Алкиной в течение почти века обычно отождествлялся с Альбином и причислялся к “школе Гая”, но в работе М. Гиуста (M. Giusta, 1960—61) это отождествление было поставлено под сомнение на основе сопоставления позиции Альбина, восстанавлива...
Мифический царь феаков на острове Схерия, внук Посейдона, муж Ареты. Он принимает в своем роскошном дворце Одиссея и выслушивает историю его странствий, затем великодушно снаряжает корабль, который вскоре доставил Одиссея на родину, что было нарушением воли Посейдона: в наказание тот превратил в скалу возвратившийся корабль феаков. Согласно более ранней легенде, Алкиной гостеприимно принимал у себя аргонавтов на их обратном пути из Колхиды и отказался выдать Медею, бежавшую с Ясоном, посланникам ее отца, царя Ээта.
Алкиной
         в греч. миф. царь феаков, внук Посейдона. В своем дворце на о-ве Схерия, окруж. вечнозел. садом, А. радушно принимал Одиссея, заброш. бурей на о-в. Он устроил в честь гостя пир, на к-ром Одиссей рассказал о своих скитаниях, и дал корабль, доставивш. героя на родину. А. выступил посредн. между Медеей, бежавшей с предводит. аргонавтов Ясоном, и колхами, пустивш. в погоню за ними. Поскольку Медея стала женой Ясона, А. отказался выдать ее преследователям.

Древний мир. Энциклопедический словарь в 2-х томах. — М.: Центрполиграф. . 1998.