Античная философия

Аналитики

Аналитики
АНАЛИТИКИ
«АНАЛИТИКИ», сочинения Аристотеля по логике, входящие в состав «Органона». Каждая из «Аналитик» состоит из двух книг (самим Аристотелем все четыре книги цитируются просто как «Аналитики»), разделением на «Первую Аналитику» и «Вторую Аналитику» мы обязаны, по-видимому, Андронику Родосскому. Однако в тексте имеются указания на то, что сам Аристотель читал эти книги в их сегодняшнем порядке. Очевидно, настоящий текст «А.» состоит из большого числа отдельных сочинений, относящихся к разному времени, и уже в Античности пытались установить их истинный хронологический порядок.
«Первая Аналитика» (Ἀναλυτικὰ πρῶτα, Analyticapriora). Содержание книги составляет ассерторическая и модальная силлогистика, которая исторически является первой дедуктивной теорией, содержащей классификацию основных категорических силлогизмов. Книга преследует практическую цель: научить учеников легко находить посылки к установленному тезису (An. Pr. I, 27, 43а20). Сам термин «силлогизм» (συλλογισμός) впервые встречается у Платона (Crat. 412a5; Theaet. 186d3). Умозаключать (συλλογίζεσθαι, по Платону, - это собирать вместе и сводить воедино полученные в ходе обсуждения положения, чтобы из них, как из предпосылок, сделать окончательный вывод. Аристотель определяет силлогизм как «речь, в которой, если нечто предположено, то с необходимостью вытекает нечто отличное от положенного в силу того, что положенное есть» (An. Pr. I, 24b 18-20).
Композиция книг (ср. An. Pr. II, 52Ь38-53аЗ): 1) фигуры и посылки силлогизма (гл. 4-26, сюда входят ассерторические и модальные выводы); 2) техника опровержения, обоснования, проведения исследования (гл. 27-31); 3) установление начал для исследования (гл. Ъ2-Л6).
Аристотелевский силлогизм представляет собой условное предложение, т. е. посылки в нем, в отличие от заключения, не утверждаются: «Если А высказывается о всем В (принадлежит всему В) и В высказывается о всем С, то А высказывается о всем С». В систематическом изложении силлогистики нет ни одного примера с конкретными терминами (они бывают только при демонстрации неправильных комбинаций посылок) и также нет единичных терминов - только универсальные. Использование переменных вместо конкретных примеров позволяет Аристотелю необычайно сжато описать аналитические действия. Это обстоятельство явилось решающим шагом для развития логики. В «Физике» также много буквенных символов; несомненно, что Аристотель применяет для своих целей методы современной ему геометрии.
Аристотель называет термины (ὃροι): больший, меньший и средний. По положению среднего термина (в нашем примере В), встречающегося в посылках и не входящего в заключение, силлогизмы подразделяются на 3 фигуры; модусы отдельных фигур различаются между собой логическими особенностями посылок и заключения: они могут быть общеутвердительными, общеотрицательными, частноутвердительными либо частноотрицательными предложениями. В каждой фигуре возможны 64 комбинации, из которых только 6 являются значимыми силлогизмами. Силлогизмы 1-й фигуры Аристотель называет совершенными (или очевидными), они могут быть верифицированы, т. е. подтверждены с помощью некоторых правил доказательства, и имеют аксиоматический характер. Модусы 2-й и 3-й фигур могут быть «сведены» к силлогизмам 1-й фигуры и таким образом в свою очередь быть доказанными. Таких способов Аристотель называет три: 1) обращение, 2) сведение к невозможному (reductio ad impossibile); 3) выделение (ἒκθεσις), т. е. подстановка понятия, подчиненного данному. В системе Аристотеля отсутствует 4-я силлогистическая фигура, хотя упоминаются некоторые ее модусы (An. Pr. I, 34), квалифицируемые как обращения силлогизмов 1-й фигуры. По мнению Г. Патцига, Аристотель отверг 4-ю фигуру, т. к. ее оказалось невозможно определить посредством используемого им метода. Модальная силлогистика излагается Аристотелем в An. Pr. I, 8-22. В гл. 31 содержится критика диайретического метода Академии как метода доказательства (см. Диэреза). По мнению Г. Чернисса, Аристотель старался препятствовать тому, чтобы его силлогистику ставили в какую-либо связь с диэрезой. An. Pr. I представляет собой один из лучших дошедших до нас учебных текстов, она строго скомпонована и ясно написана. Аристотель развивает в ней одну тему, не отвлекаясь на иные вопросы.
В отличие от нее An. Pr. II не представляет собой единого целого; она состоит из различных маленьких статей, которые первоначально не предполагалось делать продолжением An. Pr. I. Соединив их впоследствии вместе, Аристотель предпослал им краткое введение. В тексте An. Pr. II можно различить 3 части: 1) некоторые особенности обращения силлогизмов (гл. 1-15); 2) обсуждение ошибок в построении силлогизмов и средства к избежанию их (гл. 16-21); 3) пять используемых в диалектике форм доказательства, которые могут быть сведены к одной их 3-х фигур (гл. 23-27).
«Вторая Аналитика» (Ἀναλυτικά ὓστερα, Analytica posteriora). Аристотель противопоставляет диалектике в качестве более строгого научного метода аналитику - теорию аподиктического (доказывающего) силлогизма, исходящего из необходимых и достоверных посылок и приводящего к точному знанию.
An. Post. I содержит теорию доказательства и, шире, теорию аксиоматических наук. Содержание ее тесно связано с теорией силлогизма. Аристотелевская теория доказательства отчасти ведет свое происхождение от геометрического доказательства и заимствует также из геометрии некоторые термины: «доказательство», «аксиома», «начала», «элементы». Почти все примеры в тексте математико-геометрические.
An. Post. II формально посвящена теории дефиниции, в действительности представляет собой исследование по основным вопросам научной работы: «Что именно мы исследуем, когда мы занимаемся наукой?» Приводимые примеры показывают, что наряду с написанием этой книги Аристотель начал заниматься натурфилософскими исследованиями. Основной вопрос An. Post. II: познавательно-теоретическое объяснение отношений между всеобщим (универсальным, καθόλου) и частным (единичным, καθ' ἓκαστον), а также психологического процесса: каким образом можно достичь познания всеобщего. Эпистемологическая проблема познания начал представляет собой альтернативу к теории припоминания Платона (см. Анамнесис): начала научно-философского знания недоказуемы и познаются либо непосредственно разумом, т. е. интеллектуальной интуицией, либо, но лишь отчасти, путем индукции. Единичное, как более близкое к чувственной реальности, является «первым для нас», т. е. легче постижимым, но «вторым по природе», т. е. более удаленным от ее начал. Всеобщее, наоборот, как более далекое от чувственного мира, является «вторичным для нас», труднее постижимым, но первичным по природе. Знать в аристотелевском смысле - это знать первые причины или начала явления, т. е. всеобщее. Собственно научное знание о единичном невозможно. Знание о всеобщем не врожденное, оно достигается постепенно через ощущение, память, опыт, интуицию и науку. Т. обр., наиболее научный характер имеет познание, опирающееся на знание универсалий.
Античные комментарии на «Α.». Известны следующие авторы, комментировавшие «Α.»: Александр Афродисийский (CAG II, 1; для его комментария характерно толкование стоической пропозициональной логики в качестве своеобразной метасистемы по отношению к аристотелевской силлогистике), Фемистий (CAG V, 1; составил парафраз «Второй Аналитики»), Аммоний, сын Термин (CAG IV, 6; в своем комментарии Аммоний подразделяет силлогизмы на категорические, гипотетические и получающиеся посредством присоединения к посылке дополнительного предложения), Иоанн Филопон (CAG XII, 2; в его комментарии, вероятно впервые, для иллюстрации силлогистических закономерностей применяются идеографические средства (незамкнутые дуги); характерна тенденция преодолевать логико-гносеологические трудности за счет семиотико-грам-матических дистинкций), Элий (сохранился небольшой отрывок-сокращение из его комментария на An. Pr. I), Проб (его комментарию принадлежит важная роль в процессе проникновения и распространения «А.» на Востоке). В Западной Европе «А.» стали известны лишь в 12 в., когда был опубликован их перевод на латинский язык.
Рус. пер.: Η. Η. Ланге (1891-1894), Б. А. Фохта (1952).
Текст и переводы: Aristotelis Organon. Ed. Th. Waitz. Vol. 1-2. Lpz., 1844-1846. Haalen, 19652; Aristotelis Analytica priora et posteriora. Rec. W. D. Ross, praef. L. Minio-Paluello. Oxf., 1964; Aristotle's Prior and Posterior Analytics. A revised text with Introd. and Comm. by W. D. Ross. Oxf., 1965; Aristotele. Gli Analitici Primi. A cura di M. Mignucci. Nap., 1969; Analitici Secondi. A cura di M. Mignucci. Bologna, 1971; Aristotle s Prior Analytics. Tr. and comm. by R. Smith. Indnp., 1989; Detel W. (übers., komm.). Aristoteles Analytica Posteriora. Bd. 1-2. В., 1993. Первая Аналитика. Вторая Аналитика. Пер. Б. А. Фохта, -Аристотель. Соч.: В 4 т. Т. 2. М., 1978, с. 117-254; 255-346.
Лит.: Becker Α. Die Aristotelische Theorie der Möglichkeitsschlüße. В., 1933; Ebbinghaus К. Ein formales Modell der Syllogistik des Aristoteles. Gott., 1964; Patzig G. Die aristotelische Syllogistik. Logisch-philosophische Untersuchungen über die Buch A der «Ersten Analytiken». Gott., 1969; Barnes J. Aristotle's Theory of Demonstration, - Phronesis 14, 1969, p. 123-152; Ancient Logic and Its Modern Interpretation. Ed. J. Corcoran. Dordr., 1974; Aristotle on Science. The Posterior Analytics. Proceedings of the VIII Symposium Aristotelicum. Ed. E. Berti. Padua, 1981; McKirahan R. Principles and Proofs: Aristotle's Theory of Demonstrative Science. Princ, 1995; Patterson R. Aristotle's Modal Logic: Essence and Entailment in the Organon. Camb., 1995; Charles D. Aristotle on Meaning and Essence. Oxf, 2000; Лукасевич Я. Аристотелевская силлогистика с точки зрения современной формальной логики. М., 1959; Попов И. С, Стяжкин Н. И. Развитие логических идей от античности до эпохи Возрождения. М., 1974; Луканин Р. К. Органон Аристотеля. М., 1984; Бочаров В. А. Аристотель и традиционная логика. М., 1984.
Е. Г. ПАРФЕНОВА
Античная философия: Энциклопедический словарь. — М.: Прогресс-Традиция 2008